ПРОСТРАНСТВО ВОЗМОЖНОСТЕЙ
Все страны и города
Войти
Политика Индии в Центральной Азии

Политика Индии в Центральной Азии

29.11.2023 13:00:00

Статья Гарабузаровой Е. Г. из научного журнала «Россия и АТР» посвящена политике Индии, направленной на расширение её геоэкономического и геополитического влияния в Центральной Азии – регионе с богатым ресурсным потенциалом, на который в последнее время обращено повышенное внимание со стороны глобальных и региональных центров силы. Отмечено, что не только желание обеспечить свою энергетическую безопасность за счёт нефти и газа государств Центральной Азии формирует спектр стратегических интересов Индии. Стремление стать сильным региональным игроком также входит в задачи политики Нью‑Дели на этом внешнеполитическом направлении. В статье анализируется значительно возросшая активность Индии в Центральной Азии, степень её вовлеченности в геоэкономические и геополитические региональные процессы, а также индийские инициативы, направленные на создание условий для развития более тесных связей с республиками, несмотря на их географическую отдалённость, в различных сферах деятельности. В свете трансформации мирового порядка Нью‑Дели ищет эффективные способы укрепления своих позиций с опорой на различные механизмы влияния и возлагает большие надежды на многосторонний формат сотрудничества со странами Центральной Азии в сфере экономики, политики и безопасности. Однако фактор Китая является одним из главных ограничителей на пути к реализации Индией своей внешнеполитической стратегии в регионе.


Центральная Азия, появившаяся на политической карте мира после демонтажа советского государства в 1991 г., стала постепенно трансформироваться из периферии в арену столкновения интересов глобальных и региональных акторов. Особое внимание на неё обратила Индия, у руководства которой начали постепенно вырисовываться геостратегические цели на этом внешнеполитическом направлении. Зависимость экономики страны от углеводородов усиливала интерес Нью‑Дели к региону с богатым ресурсным потенциалом. В настоящее время, несмотря на естественные географические факторы, разделяющие Индию и государства региона, вкупе с ограниченностью логистических возможностей, Нью‑Дели усиливает свой внешнеполитический курс в Центральной Азии. В условиях кардинальных изменений в мировой политической системе, сопровождающихся формированием нового баланса сил, страна стремится повысить свой региональный статус и в перспективе войти в клуб глобальных держав. Однако в Центральной Азии достаточно сильны позиции таких геополитических игроков, как Китай, Россия, государства коллективного Запада, Турция, которых будет непросто потеснить. В первую очередь это касается КНР, чьи региональные позиции заметно укрепились, а экономическое влияние сильно возросло. Несмотря на это, Индия включилась в «Большую игру» в Центральной Азии и предпринимает усилия для наращивания своего влияние в регионе и укрепления геостратегических позиций.

Цель статьи – выявить характерные черты политики Нью-Дели в Центральной Азии, её проблемные стороны и новые стратегические подходы, позволяющие Индии переформатировать пространство региона в своих интересах. Исходя из поставленной цели, были определены следующие задачи: охарактеризовать эволюцию внешней политики страны в Центральной Азии в первое десятилетие после распада СССР; проанализировать сотрудничество Индии и государств региона в торгово-экономической сфере; дать оценку политико-дипломатической активности Нью‑Дели на этом направлении в условиях трансформации мирового порядка.

 

Эволюция внешней политики Индии в первое десятилетие после распада СССР

Несмотря на то что Индия географически отдалена от Центральной Азии, общие историко-культурные связи стимулируют эти государства развивать взаимовыгодное сотрудничество. Некогда Индию и Центральную Азию связывал древний Шёлковый путь, благодаря которому интенсивно развивались экономические и культурные отношения и который был единственным маршрутом масштабного распространения индийского влияния в Центральной Азии и обратно. В то время торговцы из Индии, посещавшие Ферганскую долину, выступали трансляторами философских идей. Именно таким образом буддизм проник в Центральную Азию, оказав огромное влияние на культуру местного населения.

Индия стала одним из первых государств, признавших независимость республик региона. 23 февраля 1992 г. Нью‑Дели установил дипломатические отношения с Казахстаном, 18 марта – с Киргизией и Узбекистаном, 20 апреля – с Туркменистаном, 28 августа – с Таджикистаном. С самых первых дней выстраивания отношений со странами Центральной Азии в фокусе внимания Нью‑Дели находились вопросы региональной безопасности. Так, в 1993 г. индийский премьер-министр Нарасимха Рао посетил с визитом Казахстан и Узбекистан. В рамках этой встречи Н. Рао и первый президент Узбекистана И. Каримов подписали соглашение о совместной борьбе с терроризмом. Индийская сторона также пообещала выделить Казахстану и Узбекистану кредит в размере 10 млн долл.

К середине 90‑х гг. у Индии стал формироваться геостратегический интерес в отношении Центральной Азии, что было обусловлено растущей активностью внерегиональных игроков и желанием получить доступ к ресурсному потенциалу региона. Так, во время своего визита в Туркменистан в сентябре 1995 г. Н. Рао отметил, что для Индии Центральная Азия является территорией высокого приоритета. Он также подчеркнул, что его государство заинтересовано в расширении своего присутствия в регионе в будущем и нацелено на стабильность и сотрудничество без ущерба для других геополитических игроков. Речь шла о признании особых интересов России в Центральной Азии и демонстрации готовности к взаимодействию, особенно в сфере безопасности. Например, Индия выразила поддержку появлению нового межгосударственного формата сотрудничества между постсоветскими странами – СНГ – и приветствовала усилия Москвы, направленные на развитие добрососедских отношений со сформировавшимися независимыми государствами.

 

Торгово-экономическое сотрудничество Индии и стран Центральной Азии

Фундамент экономического сотрудничества между Индией и странами Центральной Азии был заложен в XX в., когда пять республик являлись составной частью СССР. В советско-индийских экономических отношениях особое место отводилось торговле Индии с Казахстаном и Средней Азией. После распада СССР, когда новые независимые государства столкнулись с системным кризисом в своей внутренней политике, пребывая в поисках эффективной модели экономического развития, уровень торгово-экономического сотрудничества снизился. Одним из негативных факторов, препятствующих восстановлению экономических связей, стало отсутствие сухопутного сообщения.

В начале XXI в. в экономических отношениях между Индией и странами Центральной Азии стал наблюдаться подъём благодаря интенсивно развивающемуся двустороннему дипломатическому взаимодействию и формирующейся договорно-правовой базе сотрудничества. Одним из факторов активности Нью‑Дели в регионе стали внутренние реформы, начатые ещё в конце XX в. и направленные на оживление национальной экономики за счёт наращивания объёмов экспорта продукции на внешние рынки. Центральная Азия рассматривалась как привлекательный рынок сбыта индийских товаров. Так, с 2001 по 2013 г. объём торговли между Индией и странами региона увеличился с 114,05 до 746,32 млн долл. Среди государств Центральной Азии основным торговым партнёром стал Казахстан. Второй по объёмам взаимной торговли была Киргизия, однако после 2006 г. данное место закрепилось за Узбекистаном. При этом, несмотря на наметившуюся динамику в двусторонних торгово-экономических отношениях, Индия так и не стала одним из ведущих партнёров для государств региона в этой сфере. Этот статус (как и главная роль в инвестиционном сотрудничестве) постепенно закреплялся за Китаем, товарооборот с которым у стран Центральной Азии вырос с 1,8 до 36,3 млрд долл. с 2000 по 2017 г.

В настоящее время Казахстан продолжает считаться ключевым торгово-экономическим партнёром Индии в Центральной Азии. Так, товарооборот между ними в 2021 г. составил более 2 млрд долл. Углеводородные богатства Казахстана стимулируют экономический и политический интерес Нью‑Дели к развитию двустороннего сотрудничества. Индийская нефтяная компания ONGC Videsh Ltd стала совладельцем таких казахстанских месторождений, как Алибекмола и Курмангазы. Большая часть импорта товаров из стран Центральной Азии приходится на Казахстан. Речь идёт о поставках его минерального топлива и всевозможных руд. Казахстан первым из всех государств региона вывел отношения с Индией на более высокий уровень, подписав в 2009 г. Декларацию о стратегическом партнёрстве. На современном этапе готовится подписание подобного документа между Индией и Киргизией.

Растёт интерес Нью‑Дели к увеличению объёмов экспорта урана из стран региона. Так, Казахстан с 2009 г. поставляет в Индию уран в соответствии с Меморандумом о взаимопонимании. Все ранее заключённые контракты по урану были успешно реализованы, и в настоящее время стороны ведут переговоры по подписанию новых – с учётом увеличения поставок. Узбекистан также является одним из ключевых поставщиков урана в Индию. Ещё в 2014 г. впервые был подписан контракт на сумму 3,5 млрд долл., по которому за период с 2014 по 2018 г. в Индию было отправлено 2 тыс. тонн урана. В 2019 г. стороны подписали новое долгосрочное соглашение.

Индия проявляет интерес к реализации газопроводного проекта ТАПИ (Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия), строительство которого началось в 2015 г. и в настоящее время приостановлено ввиду непредсказуемости внутриполитической обстановки в Афганистане. При этом талибы, пришедшие в 2021 г. к власти в Кабуле, продемонстрировали интерес к продолжению участия в реализации проекта и обещали обеспечить его безопасность. Если газопровод действительно будет достроен, то Индия не только получит доступ к углеводородным ресурсам региона, но и значительно укрепит свои геополитические позиции в Центральной Азии.

Одной из главных преград на пути расширения экономического и политического сотрудничества между Индией и странами региона является ограниченный характер транспортно-коммуникационных возможностей. Именно поэтому Индия пытается встроиться в уже существующие евразийские системы. В 2016 г. она присоединилась к Ашхабадскому соглашению по международному транспортному и транзитному коридору, благодаря которому упрощается перевозка грузов между странами Центральной Азии и Персидским заливом. В том же году было подписано Трёхстороннее транзитное соглашение с Ираном и Афганистаном, в чьих рамках запланировано строительство порта в Чабахаре при финансовой поддержке Нью‑Дели. В перспективе Индия планирует трансформировать порт Чабахар в евразийский транзитный хаб и интегрировать его в международную транспортную систему «Север – Юг». Предложение об интеграции было озвучено в 2021 г., во время празднования Дня Чабахара в Мумбаи, где присутствовали официальные представители из пяти центральноазиатских республик, включая Афганистан и Иран. Так, в ходе своего выступления глава министерства судоходства Индии Сарбананда Соновал подчеркнул, что государство работает над раскрытием огромного потенциала торговли со странами Центральной Азии через порт Чабахар в Иране. При реализации данного проекта порт станет для Индии воротами в регион и откроет широкие торгово-экономические перспективы. Нью‑Дели также получит возможность уравновесить китайское влияние в Евразии.

С целью интенсифицировать торгово-экономическое и инвестиционное сотрудничество индийским правительством было инициировано создание Делового совета «Индия и Центральная Азия», первое заседание которого состоялось в Нью‑Дели в феврале 2020 г. В центре внимания был вопрос о необходимости воздушных коридоров между Индией и странами региона. Однако начавшаяся пандемия COVID‑19 резко сократила все грузовые и пассажирские перевозки, которые постепенно возобновляются.

Несмотря на столь высокий уровень экономической активности Нью‑Дели, объёмы двусторонней торговли остаются низкими. Так, доля стран Центральной Азии во внешнеторговом обороте Индии составляет всего 0,5 % и достигает 2 млрд долл. Это резко контрастирует с объёмами торговли Китая с государствами региона, составляющими около 100 млрд долл. Кроме того, можно выделить следующие проблемы, которые препятствуют развитию более тесного торгово-экономического сотрудничества между Индией и Центральной Азией. Во‑первых, всё ещё продолжают существовать элементы и практики советской эпохи в общественно-политическом пространстве республик региона. Во‑вторых, незнание языков и социокультурных особенностей местного населения становится для индийских бизнесменов барьером на пути к деловому сотрудничеству. В‑третьих, торговыми воротами для Нью‑Дели в страны Центральной Азии является иранский порт Бендер-Аббас, однако в условиях ограниченного режима санкций его полноценное использование затруднено, что отрицательно отражается на объёмах взаимной торговли.

Основным конкурентом Индии в регионе является Китай, экономическое и политическое влияние которого заметно укрепилось. Он стал для Центральной Азии главным торгово-экономическим и инвестиционным партнёром. Политические элиты стран региона рассматривают Пекин как незаменимого кредитора и источник финансовой помощи. Суммы кредитов, выделяемых Китаем и Индией, несопоставимы и значительно разнятся. Так, в 2016 г. Китай предоставил Центральной Азии 30 млрд долл., в то время как Индия в 2021 г. выразила намерение направить 1 млрд долл. кредитов на реализацию инфраструктурных проектов.

Нью‑Дели ищет возможности преодолеть коммуникационные ограничения, которые являются главным препятствием на пути развития более тесного сотрудничества с государствами Центральной Азии. Однако главным ограничителем его политики в регионе является китайский фактор. Между Индией и КНР существует высокий конфликтный потенциал из‑за нерешённых пограничных споров и военной помощи, которую Пекин оказывает Пакистану. Этот исторически сложившийся конфликт в региональном «треугольнике» Китай – Индия – Пакистан негативно отражается на политическом взаимодействии данных стран и обуславливает сдержанное отношение Нью‑Дели к инфраструктурному и инвестиционному проекту КНР «Один пояс – один путь». Между тем в нём заметная роль отводится государствам региона. На фоне китайского проекта, отличающегося глобальными масштабами и солидным финансовым капиталом, Индии будет очень сложно продвигать в Центральной Азии свои экономические и транспортно-коммуникационные инициативы. В связи с этим для Нью‑Дели предпочтительнее подключиться к проекту КНР, который мог бы оказаться плодотворным, даже несмотря на дефицит доверия в Индии в отношении Пекина. В противном случае успех последнего в реализации инфраструктурного проекта, соединяющего Азию с Европой посредством скоростных железнодорожных и автомобильных маршрутов, грозит оставить Индию в стороне от главной торговой магистрали XXI в.

 

Политико-дипломатическая активность Индии в Центральной Азии в условиях трансформации мирового порядка

Мировой политический и экономический кризисы, сопровождающиеся изменением баланса сил, подталкивают Индию к проведению более активной внешней политики в Центральной Азии. Набирающая обороты геополитическая конкуренция в регионе вкупе с растущим влиянием азиатских государств и других внерегиональных игроков вызывает тревогу у Нью‑Дели и побуждает к поиску новых инструментов укрепления своих позиций. Активность Китая в Центральной Азии, его усиливающийся экономический и политический вес рассматриваются руководством Индии как вызов и обуславливают проведение более активной внешней политики.

В последнее время стало заметно, что центральноазиатское направление становится одним из приоритетов внешней политики Нью‑Дели. Это обусловлено рядом факторов. Во‑первых, усилилась экономическая и политическая активность внерегиональных акторов, направленная на изменение баланса сил. У индийского руководства возникли опасения, что страна может оказаться на периферии формирующейся новой геоэкономической и геополитической реальности. Во‑вторых, потребность в энергоресурсах диктует необходимость более высокой степени вовлеченности в региональные процессы.

Кардинальный сдвиг во внешнеполитической стратегии Индии на этом направлении произошёл в 2012 г., когда была выдвинута инициатива «Соединение с Центральной Азией» с целью придать импульс сотрудничеству со странами региона. С этого момента Нью‑Дели начал проводить более активную и инициативную политику, расширяя своё геоэкономическое и геополитическое присутствие. Руководство страны планировало расширить взаимодействие с республиками в сфере экономики, политики, безопасности и реализации инфраструктурных проектов. Интересно, что стратегия «Соединение с Центральной Азией» была выдвинута в рамках первой многосторонней встречи министров иностранных дел «Диалог «Индия и Центральная Азия»», прошедшей в Киргизии. Данный формат был призван объединить на одной площадке все государства региона для обсуждения насущных проблем, имеющих трансграничный характер.

Неопределённость, которая возникла вокруг региональной безопасности в связи с выводом американских войск из Афганистана, и растущее влияние Исламского государства (Запрещённая в России террористическая организация) стали стимулами дипломатической активности Нью‑Дели в Центральной Азии. В 2015 г. премьер-министр Индии Нарендра Моди посетил все страны региона и акцентировал своё внимание не только на вопросах безопасности, но и на расширении сотрудничества в сфере экономики и культуры. Индийские дипломаты оценили поездку как попытку усилить позиции страны в регионе, богатом природными ресурсами и представляющем стратегическую значимость, особенно в борьбе с международным терроризмом. По итогам визита значительно пополнилась договорно-правовая база двустороннего сотрудничества между Индией и государствами Центральной Азии. Первыми в списке для посещения Н. Моди стали региональные лидеры – Узбекистан и Казахстан. В Узбекистане было подписано три двусторонних соглашения в области туризма и культурного сотрудничества. Нью‑Дели и Ташкент также договорились укреплять взаимодействие в таких областях, как безопасность, борьба с терроризмом, торговля, инвестиции. В Казахстане было подписано пять двусторонних соглашений в сфере обороны, военно-технического сотрудничества, совместного участия в миротворческих операциях ООН. Кроме того, был заключён контракт на поставку урана из Казахстана в Индию, а также дан старт разведочному бурению на нефтяном месторождении Сатпаев. В Туркменистане Н. Моди и Г. Бердымухамедов подписали семь документов в различных сферах взаимодействия. Президент Туркменистана подчеркнул, что потенциал двустороннего сотрудничества только раскрывается и предложил индийской стороне подумать над реализацией совместных проектов в таких сферах, как высокие технологии и туризм, энергетика, коммуникации, химическая и медицинская промышленность, сельское хозяйство. В ходе посещения Н. Моди Киргизии также был подписан пакет документов, среди которых соглашения о сотрудничестве в военной области, в сфере культуры, молодёжной политики, спорта и СМИ, включая меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве в области выборов. Также Н. Моди принял участие в церемонии открытия статуи Махатмы Ганди в Киргизии. Последней страной в списке визитов Н. Моди в Центральную Азию стал Таджикистан, где Нью‑Дели и Душанбе договорились придать импульс торговым отношениям, а также подписали ряд двусторонних соглашений в сфере культурно-гуманитарного сотрудничества.

Параллельно с укреплением двустороннего взаимодействия Индия большое значение придает многосторонней кооперации с государствами региона. Во‑первых, Нью‑Дели присматривается к евразийской интеграции, участниками которой являются Казахстан и Киргизия, и планирует в перспективе присоединиться к зоне свободной торговли ЕАЭС. Ещё в 2015 г. была создана исследовательская группа с целью изучения преимуществ, которые страна может получить в данном случае. В настоящее время переговоры по этому вопросу перешли в активную фазу. Во‑вторых, в 2017 г. Индия стала полноценным членом Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Интерес у Нью‑Дели к ШОС сформировался сразу после появления данного объединения и связан с желанием страны коллективными усилиями бороться с трансграничными вызовами и угрозами. Ещё одним фактором, обусловившим вступление в ШОС, стало стремление Индии сбалансировать влияние Китая и Пакистана в Евразии.

Нью‑Дели постепенно стремится к институционализации отношений с государствами Центральной Азии. В 2022 г. впервые был проведён онлайн-саммит в многостороннем формате «Индия – Центральная Азия» с участием премьер-министра Индии и пяти президентов республик, приуроченный к 30‑летию установления дипломатических отношений между Индией и странами региона. Участники саммита договорились, во‑первых, проводить регулярные встречи министров торговли и культуры, во‑вторых, продолжать встречи секретарей Совета безопасности стран-участниц формата для обсуждения событий в области обеспечения региональной безопасности, в‑третьих, начать проработку вопроса о создании «Центра "Индия – Центральная Азия"» в Нью‑Дели, который мог бы выступать в качестве секретариата. Индия также предложила создать совместные рабочие группы по Афганистану и использованию порта Чабахар. По итогам встречи была подписана Делийская декларация, подчёркивающая инклюзивность индийских транспортно-коммуникационных инициатив по соединению с государствами Центральной Азии.

Роль Индии в качестве державы, политика которой направлена на поддержание мира и сотрудничества между странами, отчётливо проявляется в Центральной Азии. Нью‑Дели демонстрирует интерес к решению афганской проблемы и расширению сотрудничества с государствами региона в области совместного купирования вызовов и угроз безопасности. Так же, как и страны коллективного Запада, в первую очередь США, Индия рассматривает Афганистан и республики Центральной Азии как единое геополитическое пространство. Именно поэтому Афганистан был приглашён в 2019 г. на встречу в формате диалога «Индия и Центральная Азия», организованную в Ташкенте. После прихода к власти талибов в 2021 г. афганский вопрос прочно вошёл в дискурс министров иностранных дел стран региона. Так, в декабре 2021 г. во время встречи министров иностранных дел пяти республик и Индии стороны согласились, что в Афганистане должно быть создано инклюзивное правительство. В настоящее время Нью‑Дели оказывает гуманитарную поддержку Афганистану, участвуя в укреплении мира и стабильности в этом государстве. В решающей степени реализация инфраструктурных проектов, связывающих Индию и страны Центральной Азии, будет зависеть от процесса мирного урегулирования афганского вопроса. Нью‑Дели намерен содействовать более тесному сотрудничеству республик Центральной Азии и Афганистана с целью уравновесить влияние других региональных игроков. Его всё больше настораживает активная региональная политика Пакистана. Особое беспокойство Индии доставляет укрепляющееся взаимодействие между Исламабадом и Пекином. Так, Китай финансирует экономические и инфраструктурные проекты, направленные на соединение Пакистана и Центральной Азии в рамках проекта «Один пояс – один путь». Ещё в марте 2015 г. Исламабад и Пекин подписали пакет соглашений, направленных на укрепление экономического сотрудничества между Пакистаном и странами Центральной Азии, на сумму 46 млрд долл.

В целом Индия проводит активную политику в Центральной Азии, которая выстраивается вокруг следующих стратегических направлений: во‑первых, предотвращение изменения регионального баланса сил; во‑вторых, взаимодействие в сфере обороны и безопасности и недопущение региональной дестабилизации; в‑третьих, выход на рынки стран Центральной Азии путём усиления сотрудничества в области логистики и транспортных коммуникаций; в‑четвёртых, реализация инфраструктурных проектов.

 

Выводы

В условиях формирования контуров нового мирового порядка Центральная Азия приобретает для Индии всё большее значение. Масштаб и интенсивность её политики в регионе заметно возрастают. Нью‑Дели демонстрирует интерес к расширению и укреплению двустороннего и многостороннего сотрудничества с государствами Центральной Азии в различных сферах. Однако потенциал двустороннего сотрудничества по‑прежнему остаётся нереализованным в силу того, что у стран региона есть более привлекательные внешнеэкономические партнёры с интересными и выгодными предложениями (например, Китай).

Растущие потребности в энергоресурсах подталкивают индийское руководство к диверсификации маршрутов экспорта углеводородов, и Центральная Азия, с её богатым потенциалом, рассматривается как одно из приоритетных внешнеэкономических направлений экспорта энергоносителей. С целью защиты своих геоэкономических и геополитических интересов Индия усиливает дипломатические контакты в регионе, пытаясь уравновесить влияние других игроков, в первую очередь КНР. Прослеживается стремление Нью‑Дели «размыть» монопольную роль Пекина в транспортно-коммуникационной системе Евразии. Однако конкурировать с ним будет довольно сложно, учитывая тот факт, что Китай является одним из главных торговых инвестиционных партнёров республик. Между тем основным подспорьем Индии в реализации её проектов в регионе является поддержка со стороны США, которые лоббируют развитие более тесного сотрудничества между Южной и Центральной Азией. Однако отсутствие общей географической границы усложняет развитие двустороннего сотрудничества между Индией и государствами региона. Преодолеть эту проблему Нью‑Дели стремится за счёт интеграции в уже существующие транспортно-коммуникационные системы. В своей повестке дня для стран Центральной Азии Индия фокусируется на вопросах экономики и совместного противостояния трансграничным вызовам и угрозам. Продвижению её политического влияния способствует постепенный процесс институционализации отношений Нью‑Дели с республиками. На современном этапе Индия создала хорошую политическую, экономическую и культурную базу, для того чтобы стать сильным игроком в Центральной Азии. Но в ближайшее время подобный переход в новый геополитический статус представляется маловероятным, так как в регионе достаточно сильны позиции Китая и России.


В иллюстрации использовано изображение автора Pham Thi Dieu Linh (CCBY3.0) с сайта https://thenounproject.com/ и фото с сайта https://unsplash.com/
Другие Актуальное

Саудовская Аравия, крупнейшая страна Аравийского полуострова, в представлении многих остается весьма консервативным государством. Однако здесь нашли способ, как продолжать чтить свои традиции и историю и при этом заниматься активным развитием экономики, науки и других сфер жизни общества.

22.02.2024 17:42:16

Китайский язык входит в число наиболее распространённых языков мира. Он является одним из шести официальных языков ООН. Вместе с тем это единственный в мире язык, который не имеет алфавита и пользуется исключительно иероглификой.

22.02.2024 16:30:17

В сотрудничестве двух стран ведущей стороной выступает Таиланд, который использует возможности «мягкой силы» для сохранения своего влияния в Лаосе. Более того, таиландская сторона чаще всего определяла отношения между странами как «братские», или, точнее, как отношения между «старшим и младшим».

22.02.2024 15:00:29

Молодые абитуриенты из Сингапура, которых можно отнести к поколению Z (родившиеся с 1997 по 2012 гг.), всё чаще стремятся получить образование и работу за рубежом. Самыми популярными направлениями для них являются Великобритания, США и Австралия.

21.02.2024 16:58:24