ПРОСТРАНСТВО ВОЗМОЖНОСТЕЙ
Все страны и города
Войти
Александр Казьмин: «Было бы хорошо, если бы мюзиклы у нас в стране звучали отовсюду»

Александр Казьмин: «Было бы хорошо, если бы мюзиклы у нас в стране звучали отовсюду»

30.01.2024 09:00:00

Мюзикл – возможность сбежать из этой реальности и шагнуть в мир, границы которого определяет лишь твоя фантазия. Важно: сказки здесь может и не случиться. Что происходит с «нелёгким лёгким»? Мюзиклам не хватает рекламы или понимания? С чего начинаются спектакли этого жанра? И реально ли прожить жизнь, «ни разу не опоздав»? Журналисты сетевого издания «Омск Здесь», партнера Евразийской медиагруппы, задали эти вопросы артисту мюзиклов Александру Казьмину, известному своими ролями в проектах «Бал вампиров» (Альфред) и «Шахматы» (Фредди Трампер). Александр является номинантом национальной театральной премии «Музыкальное сердце театра» за главную роль Хонона в спектакле «Между двух миров» (12+) и лауреатом премии фестиваля мюзикла «X38» как «Любимый артист, по мнению зрителей» за мюзикл «Шахматы».


– Александр, какими тремя состояниями вы бы описали мюзикл как жанр?

– Полёт. Отрыв. Самоистязание.

 

– Когда вы готовитесь к выходу спектакля, ждёте премьеры? Или репетиционный процесс вам приносит особое удовольствие?

– НЕТ! Я очень жду премьеры всегда (смеётся). Я не люблю репетиции. Понимаю, что они нужны и что во многих театрах репетиции длятся годами, но я от этого не завожусь. Совершенно. Месяц ударных репетиций – и этого хватает. Самые долгие репетиции у меня были на проекте «Преступление и наказание»: мы репетировали месяцев 9-10.

 

– Выход в какой роли всегда был с искренним внутренним эмоциональным взрывом?

Фредди Трампер. Абсолютно. Отрыв. От начала до конца. Всегда.

 

– Вы как-то говорили: «Сам себя не дёрнешь – ничего не произойдёт в жизни». Не тяжело постоянно задавать себе такой ритм жизни?

Нет, всё уже по накатанной идёт. Алексей Франдетти, когда его спрашивают, как он умудряется делать так много спектаклей, всегда отвечает: «Надо жить с ощущением, что ты постоянно опаздываешь». Вот и всё это работает идеально (улыбается). Сразу всё успеваешь.

 

– Эта гонка бесконечна, верно?

Ты умер она закончилась. Я, когда раком заболел, серьёзно об этом задумался… Так что опаздывать, пока можешь это делать, не надо.

 

– Александр, вы находитесь по ту сторону «нелёгкого лёгкого». Какой он, русский мюзикл, сегодня?

– Сегодня все ищут новые способы самовыражения. Дело в том, что у кого-то получается, у кого-то нет. Многие со мной не согласятся, но я лично думаю, что жанр вроде как развивается, но главное, чтобы этот процесс всё-таки придерживался тропы классического понимания слова «мюзикл». Изобретать велосипед с квадратными колёсами не надо. На Бродвее давно написаны тонны книг и построены методики постановки мюзикла. Но мы в России всё делаем по-своему.

 

– У вас много совместных работ с Алексеем Франдетти. Как бы вы охарактеризовали его почерк?

Последние пять лет он постоянно разный. Он никогда не повторяется – это клёво. Каждый его спектакль всегда решён по-новому. Он удачно экспериментирует с формами, будь то рэп или а капелла...

А если говорить про то, как он ставит. Смотрите, сначала мы всегда собираем рыбу, а потом загоняемся в детали и смыслы. Две недели, как правило, мы всегда оставляем на набор скорости этой «машины» и поиск нужного эмоционального градуса перед премьерой.

 

– С чего начинается работа над ролью в мюзикле?

По-хорошему всё должно начинаться с выучивания текста. Не надо агрессивно пытаться его запомнить, ходя по сцене. Выучил заранее, пришёл на репетицию, на тот самый единственный постановочный месяц, и работаешь на износ.

 

– Первый раз я попала на спектакль с вами, когда пришла на «Кабаре» (18+). Рядом со мной сидели две старушки, и я помню, как они ждали, когда запоёт Клифф. И как они были грустны, когда поняли, что не дождутся этого. Вопрос: всегда ли все персонажи должны петь в мюзикле?

Я скажу, что это абсолютный стереотип. Мюзиклы, где все выходят на сцену и пресловуто поют, – странные мюзиклы, на мой взгляд. Арии средство выразительности и донесения истории. Мы поём, когда уже не можем говорить. Песня максимальный накал эмоционального состояния человека. Теперь конкретно про «Кабаре»: Клиффорд персонаж, который не поёт. Нигде. Никогда. Он по природе своей петь не должен (тут достаточно других артистов, которые как раз поют, не останавливаясь, рассказывая свою историю). А Клиффорд это причина истории, её начало и конец. По факту Клифф и есть главный герой.

Вспомните Альфреда в «Бале Вампиров», про него все говорят: а, это там какой-то совсем второстепенный персонаж... Но это же вообще не так. Всё, что происходит на сцене в течение всех трёх часов, происходит с Альфредом, все сцены крутятся вокруг него. Профессор, Герберт, Сара, Кролок все эти персонажи не встретились бы, если бы между ними не было такого связующего звена по имени Альфред.

 

– Хороший мюзикл можно смотреть с закрытыми глазами?

Когда я работал в Нижнетагильском молодёжном театре, зашёл как-то за кулисы во время спектакля и увидел: артистка сидит. Говорю ей: «Ну как идёт? Ты же смотришь сидишь», она в ответ: «Я слушаю: слышу живые интонации, ощущаю органичную перспективу спектакля, что и куда ведёт зрителя». В тот день я убедился, что и драматический спектакль можно слушать.

Но! Мюзикл это шоу. Здесь яркий визуал и интересный хореографический рисунок, и у второго, и у третьего плана. Поэтому мюзикл классно смотреть, да и к тому же цеплять в театре всё-таки должна история, а не вокальная акробатика.

 

– Часто говорят, что мюзикл нуждается в популяризации. Именно это сегодня жанру нужно?

Дело не в рекламе жанра, а в том, чтобы люди восприняли мюзикл как должное. Просто уже в конце концов приняли факт его существования! Но о надобности драматических спектаклей вопросов ни у кого не возникает. Важно, чтобы у людей случилось понимание базовых принципов жанра:

 мюзикл жанр доступный;

 мюзикл можно посмотреть везде, и попасть на него так же легко, как и в кино;

мюзикл, как и кино, может быть разным. Триллер, комедия, ромком, трагедия всё, что хочешь;

• мюзикл есть.

 

– И в регионах тоже.

Да.

 

– Но как быть с тем, что в Петербурге и Москве мюзикл повсеместен и интересен. В других городах это чаще нечто сомнительное, на что снова прийти не всегда хочется. Как думаете, то, что сейчас большинство драматических театров берут в репертуар этот жанр, приведёт к росту качества постановок?

Да, классные проекты нужны везде и делать их нужно везде. Вариант «посмотреть мюзикл не через экран» должен быть у каждого. Количество однажды перерастёт в качество. Например, театр музыкальной комедии Екатеринбурга. Там мюзиклы развиваются с начала нулевых, и сегодня многие известные артисты жанра начинали именно там. Поэтому регион для развития театра вообще не приговор. Никто не мешает площадке работать с хорошими режиссёрами, композиторами, репетиторами по вокалу, в конце концов. А про артистов скажу так: много людей выпускается с корочкой актёра в Москве, Петербурге, и нигде они не работают. Нельзя забывать о своих желаниях: всё определяет простой фактор - кто чего хочет. Если человек хочет работать, локти искусывает на себе, он будет работать, и всё остальное не важно. Порой многое случается вопреки, но случается.

 

– Есть такое мнение: молодёжь нужно активно приучать к театру. Согласны или молодые люди уже давно там?

Мюзикл это поп-культура. На него, как и на k-pop, и на фигурное катание приходит огромное количество молодой аудитории. Всё в порядке: огромное количество молодых людей в залах я вижу каждый день проблемы нет вообще никакой, пусть все будут спокойны за посещаемость театров в будущем (улыбается). В театр люди идут с интересом сегодня. Это круто, никого не затаскивают силой на мюзиклы, нет (смеётся).

 

– Сольные концерты артистов – это работа на свою фанбазу или на популяризацию жанра?

Знаете, я тут на своём опыте понял, что не все так называемые фанаты мюзиклов на самом деле любят мюзиклы и интересуются жизнью жанра. Не очень-то им надо открывать в этом жанре для себя что-то новое, как-то просвещаться в этом направлении. Концерты, фестивали, возможность оказать влияние на воспитание своего зрителя, познакомить его с новым материалом, разжечь интерес к просмотру полных версий спектаклей. Всё проверено на деле собственными концертами, это хорошо работает (улыбается). По крайней мере, я надеюсь, что большинству зрителей становится интересно, откуда эта ария.

А вообще… Было бы хорошо, если бы мюзиклы у нас в стране звучали отовсюду, как в Европе. Там люди очень любят мюзикл. Они приезжают в другой город, чтобы посмотреть спектакль. На электричках едут через несколько городов на мюзикл, и это частая практика. Там эта культура годами проникала в сознание и головы людей. Видимо, нам надо просто принять тот факт, что ходить в театр – это нормально.


Фото: скриншоты Musical Universe

Другие Интервью

Доцент кафедры эстрадно-джазового пения Института современного искусства – о том, как пересекаются в ее жизни театр и музыка, насколько сложно обучать вокалу будущих актеров и о том, как создается музыкальное оформление спектаклей.

21.02.2024 14:11:38

Профессиональный путешественник, писатель, режиссер документальных фильмов, организатор Международного кинофестиваля TRAVEL FILM – о том, какое путешествие принято считать кругосветным и реально ли обойти всю планету пешком. А также о том, как появилась идея первого кинофестиваля и легко ли это – путешествовать, глядя в камеру.

20.02.2024 12:23:49

Политический аналитик – о выгодах, которые страны Евразийского экономического союза могут получить от соглашения о свободной торговле с Ираном, а также о том, какие сектора иранской экономики выиграют от этого договора.

16.02.2024 12:47:36

Нарек Айвазян, учредитель объединения 1dram, выпустившего комикс-адаптацию поэмы Ованеса Туманяна «Взятие крепости Тмук», и художница Кристина Аванян – об особенностях работы над историями в картинках, о причинах роста их популярности в Армении, а также о дальнейших творческих планах.

14.02.2024 18:23:56