ПРОСТРАНСТВО ВОЗМОЖНОСТЕЙ
Все страны и города
Войти
Анатолий Пахаленко: «Даже скандинавские мотивы в новом альбоме звучат по-сибирски»

Анатолий Пахаленко: «Даже скандинавские мотивы в новом альбоме звучат по-сибирски»

04.12.2023 13:00:00

Сибирские шаманы Nytt Land выпустили новый альбом Torem, что на языке коренных финно-угорских народов Сибири означает «Великое Небо». Премьера музыкальной пластики состоялась на крупнейшем мировом лейбле Napalm Records (Австрия). Новый проект творческого коллектива из небольшого города Калачинска (Омская область) вдохновлен историей и природой родного края, в основе музыкальных композиций – обрядовые песни народов, населявших Западную Сибирь еще до завоевательных походов Ермака. Атмосферу истинного таинства создают звуки шаманского бубна, ритмы барабанов, завораживающая мелодия тальхарпы (смычковой лиры), гипнотическая магия сибирского горлового пения вокалистки Натальи Пахаленко и пронзительное звучание флейт. О том, как шла работа над новым альбомом, почему его правильнее называть атмосферным, а не мрачным, и о том, есть ли место ИИ в музыке, – солист группы Анатолий Пахаленко рассказал в интервью нашему изданию.


 Анатолий, альбом Torem – девятый в вашей музыкальной карьере и третий, выпущенный авторитетным издателем Napalm Records. В чем его принципиальное отличие?  

– Принципиальное отличие нового альбома – в отсылке к корням. Он полностью вдохновлен Сибирью, ее могущественной природой и историей. В нашем новом эпосе все иное: и мотивы, и песни, и атмосфера. Музыка другая, не похожая на наши прежние вариации. Даже привычные нам скандинавские мотивы в этом альбоме, благодаря особой аранжировке, звучат по-сибирски. Тексты тоже уникальные: в основном это обрядовые песни народов ханты и манси, населявших Западную Сибирь в древние времена.

 

– Вы исполняете эти песни на исчезающем языке коренных финно-угорских народов. Где вы находите оригиналы текстов и как их понимаете?

– Начнем с того, что по образованию и я, и Наталья (вокалистка) – историки. Окончили исторический факультет Омского педагогического университета. А если говорить про меня, то древней мифологией я увлекаюсь еще со времен средней школы. Мои настольные книги по сей день – это исследования Древней Сибири, история коренных народов ханты и манси. В школьном и университетском курсе истории этот период либо совсем не изучают, либо проходят очень быстро. Но в научных библиотеках хранится огромное количество исследований по фольклору, по традиционной культуре, по обрядам и шаманизму, с которым Сибирь ассоциируется во всем мире. Во времена СССР серьезно подходили к этнографическому документированию. Благодаря этому мы сейчас имеем словари исчезающих языков древних народов и с их помощью можем понимать тексты. Наш новый альбом - это как раз первый «улов» из этих книг.

 

– Некоторые музыкальные эксперты из Германии и Италии назвали альбом мрачным, вы с ними согласны?

– Нет, он скорее не мрачный, а атмосферный. Многие привыкли, что фолк-музыка – это танцы, веселье, волынки, флейты и скрипки. Но шаманизм, свойственный нашей традиционной культуре, – это другое, там веселого мало, на самом деле. Но и мрачности в новом альбоме нет. В текстах песен нет сражений, убийств или жертвоприношений, в них речь про сотворение мира, про перерождение душ, про всевидящих мудрых птиц, про духов и богов. И, конечно, про природу, ее могущество и силу. А звучит он так атмосферно, потому что мы именно так эти тексты и ощущаем.

 

– Вы мультиинструменталист, как Вам это удается и какие инструменты освоили для нового альбома?

– Тяжело осваивать только первые два-три инструмента, а потом оно как-то само начинает получаться (смеется). Мы давно занимаемся музыкой, и вопрос, как овладеть новым, перед нами никогда не стоит. Мы просто пробуем и постепенно осваиваем то, что интересно. Другой вопрос, какой инструмент взять в новое произведение, он для нас непростой. Но мы экспериментируем. К примеру, в новом альбоме впервые звучат мексиканские флейты, подаренные нашими друзьями, и музыкальный лук. Последний, пожалуй, самый архаичных из всех инструментов. Считается, что он произошел от охотничьего лука древнего человека. А что касается мексиканских флейт, они создают не мелодию, а имитируют звуки природы: волчий вой, крики птиц, шум ветра. У индейцев майя, ацтеков они использовались для создания атмосферы в обрядовых танцах. Звучат в новых произведениях и традиционные для нас инструменты: барабаны, бубны, смычковые, лира, казахская домбра.

 

– А как вы относитесь к современным технологиям?

– Мы пока что отказываемся от каких-либо взаимодействий с искусственным интеллектом. Ну, не то это. Я думаю, что ИИ никогда не напишет «Мону Лизу» и не создаст гениальное музыкальное произведение. По шаблону, по канонам, по правилам – да. Но в этом как раз и заключается его слабое место. Творческого хаоса в нем нет, а именно из него рождаются шедевры. Человек может импровизировать, а компьютерным технологиям это не доступно.  

 

– Значит, крупнейший мировой лейбл Napalm Records и впредь может рассчитывать на творческий эксклюзив?

– Конечно!

 

– Как сложился ваш союз с австрийской компанией?

– В доковидный период мы очень активно гастролировали по миру, заявляли о себе. Знаковым стал предыдущий альбом «Ритуал», потому что именно после его выпуска нам предложили сотрудничество сразу три звукозаписывающие компании: из Франции, США и Австрии. Первые две обещали больше денег, но австрийцы показались перспективнее. Прежде всего потому, что компания давно в музыкальном бизнесе, и в числе ее партнеров – музыкальные группы, которыми я увлекаюсь с юных лет. Например, немецкая рок-группа Accept и другие «динозавры» мирового рока.

 

– Что дает такое сотрудничество?

Napalm Records – это звукозаписывающая компания, которая не занимается организацией концертных туров, а специализируется на продвижении музыки на мировом уровне. И работает это как, например, с книжными магазинами. Ты знаешь, что издательство «Азбука» – это классное издание, значит все книги, выпущенные этим издательством, заслуживают внимания. В музыкальном мире меломаны знают, что Napalm Records – это круто, а значит, новая пластинка – точно что-то интересное. И плюс они серьезно занимаются продвижением: организуют промокампанию с интервью и обзорами в крупных музыкальных журналах, плюс рецензии критиков. Они очень много идей накидывают, главное – включаться в этот процесс.

 

– Есть цель покорить мир?

– Такой цели нет. У нас вообще сейчас нет цели. Мы как самураи (смеется): нет цели, только путь. Нам нравится то, что мы сейчас делаем, и мы не загадываем на будущее. Мы творим, получаем от этого удовольствие и хотим, чтобы наше творчество было востребовано.


Анна Кокорина

Фото предоставлены 
Анатолием Пахаленко
Другие Интервью

Доцент кафедры эстрадно-джазового пения Института современного искусства – о том, как пересекаются в ее жизни театр и музыка, насколько сложно обучать вокалу будущих актеров и о том, как создается музыкальное оформление спектаклей.

21.02.2024 14:11:38

Профессиональный путешественник, писатель, режиссер документальных фильмов, организатор Международного кинофестиваля TRAVEL FILM – о том, какое путешествие принято считать кругосветным и реально ли обойти всю планету пешком. А также о том, как появилась идея первого кинофестиваля и легко ли это – путешествовать, глядя в камеру.

20.02.2024 12:23:49

Политический аналитик – о выгодах, которые страны Евразийского экономического союза могут получить от соглашения о свободной торговле с Ираном, а также о том, какие сектора иранской экономики выиграют от этого договора.

16.02.2024 12:47:36

Нарек Айвазян, учредитель объединения 1dram, выпустившего комикс-адаптацию поэмы Ованеса Туманяна «Взятие крепости Тмук», и художница Кристина Аванян – об особенностях работы над историями в картинках, о причинах роста их популярности в Армении, а также о дальнейших творческих планах.

14.02.2024 18:23:56